?

Log in

No account? Create an account

sarmata


Как воспитывали благородных девиц

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Из воспоминаний Елизаветы Николаевны Водовозовой (урожденной Цевловской, по второму мужу - Семевской; 1844-1923) - выпускницы Смольного института:

«Смольный институт (основан в 1764 году) до начала в нем нововведений, то есть до 1860 года, состоял из двух учебных заведений: Общества благородных девиц, или Николаевской половины, и Александровского училища, или Александровской половины. На Николаевскую половину принимали дочерей лиц, имеющих чин не ниже полковника или статского советника, и потомственных дворян; на Александровскую половину - дочерей лиц с чином штабс-капитана или титулярного советника до полковника или коллежского советника.

Я описываю преимущественно воспитание на Александровской половине Смольного перед эпохой реформ и во время ее. (Прим. Е. Н. Водовозовой.)

(…)

Теперь даже трудно себе представить, какую спартанскую жизнь мы вели, как неприветна, неуютна была окружающая нас обстановка. Особенно тяжело было ложиться спать. Холод, всюду преследовавший нас и к которому с таким трудом привыкали "новенькие", более всего давал себя чувствовать, когда нам приходилось раздеваться, чтобы ложиться в кровать. В рубашке с воротом, до того вырезанным, что она нередко сползала с плеч и сваливалась вниз, без ночной кофточки, которая допускалась только в экстренных случаях и по требованию врача, еле прикрытые от наготы и дрожа от холода, мы бросались в постель. Две простыни и легкое байковое одеяло с вытертым от старости ворсом мало защищали от холода спальни, в которой зимой под утро было не более восьми градусов. Жидкий матрац из мочалы, истертый несколькими поколениями, в некоторых местах был так тонок, что железные прутья кровати причиняли боль, мешали уснуть и будили по ночам, когда приходилось повертываться с одного бока на другой.

(…)


Как только утром в шесть часов раздавался звонок, дежурные начинали бегать от кровати к кровати, стягивали одеяла с девочек и кричали: "Вставайте! торопитесь!"

Со многими суровыми условиями институтской жизни воспитанницы в конце концов осваивались, хотя и с трудом, но к раннему вставанию редко кто привыкал. Каждый раз с утренним звонком раздавались стоны и жалобы воспитанниц. И действительно, мучительно было так рано подыматься с постели в окончательно остывшей спальне и зимой настолько еще темной, что приходилось зажигать лампу.

(…)

Кроме раннего вставания и холода, воспитанниц удручал и голод, от которого они вечно страдали.

В завтрак нам давали маленький, тоненький ломтик черного хлеба, чуть-чуть смазанный маслом и посыпанный зеленым сыром,- этот крошечный бутерброд составлял первое кушанье. Иногда вместо зеленого сыра на хлебе лежал тонкий, как почтовый листик, кусок мяса, а на второе мы получали крошечную порцию молочной каши или макарон. Вот и весь завтрак. В обед - суп без говядины, на второе - небольшой кусочек поджаренной из супа говядины, на третье - драчена или пирожок с скромным вареньем из брусники, черники или клюквы. Эта пища, хотя и довольно редко дурного качества, была чрезвычайно малопитательна, потому что порции были до невероятности миниатюрны. Утром и вечером полагалась одна кружка чаю и половина французской булки. И в других институтах того времени, сколько мне приходилось слышать, тоже плохо кормили, но, по крайней мере, давали вволю черного хлеба, а у нас и этого не было: понятно, что воспитанницы жестоко страдали от голода. Посты же окончательно изводили нас: миниатюрные порции, получаемые нами тогда, были еще менее питательны. Завтрак в посту обыкновенно состоял из шести маленьких картофелин (или из трех средней величины) с постным маслом, а на второе давали размазню с тем же маслом или габер-суп {овсяный суп (от нем. Haber).}. В обед - суп с крупой, второе - отварная рыба, называемая у нас "мертвечиной", или три-четыре поджаренных корюшки, а на третье - крошечный постный пирожок с брусничным вареньем.

Институт стремился сделать из своих питомиц великих постниц. Мы постились не только в рождественский и великий посты, но каждую пятницу и среду. В это время воспитанницы чувствовали такой адский голод, что ложились спать со слезами, долго стонали и плакали в постелях, не будучи в состоянии уснуть от холода и мучительного голода. Этот голод в великом посту однажды довел до того, что более половины институток было отправлено в лазарет. Наш доктор заявил наконец, что у него нет мест для больных, и прямо говорил, что все это от недостаточности питания. Зашумели об этом и в городе. Наряжена была наконец комиссия из докторов, которые признали, что болезнь воспитанниц вызывается недостаточностью пищи и изнурительностью постов. И последние были сокращены: в великом посту стали поститься лишь в продолжение трех недель, а в рождественском - не более двух, но по средам и пятницам постничали по-прежнему.

Конечно, воспитанницам, имевшим родственников в Петербурге, приходилось меньше страдать от голода. Они просили приносить им не конфеты, а хлеб и съестное, и получали деньги, которые потихоньку (это было строго запрещено) хранили у себя.

(…)

Грубость и брань классных дам, под стать всему солдатскому строю нашей жизни, отличались полною непринужденностью. Наши дамы, кроме немки, говорившей с нами по-немецки, обращались к нам не иначе, как по-французски. Они, несомненно, знали много бранных французских слов, но почему-то не удовлетворялись ими и, когда принимались нас бранить, употребляли оба языка, предпочитая даже русский. Может быть, это происходило оттого, что выразительною русскою бранью они надеялись сильнее запечатлеть в наших сердцах свой чистый, поэтический образ! Как бы то ни было, но некоторые бранные слова они произносили не иначе, как по-французски, другие не иначе, как по-русски. Вот наиболее часто повторяемые русские выражения и слова из их лексикона: "вас выдерут, как Сидоровых коз", "негодница", "дурында-роговна", "колода", "дубина", "шлюха", "тварь", "остолопка"; из французских слов неизменно произносились: "brebis galeuse" (паршивая овца), "vile populace" (сволочь).

(…)

Единственным утешением и отдыхом от неприглядной институтской жизни служил лазарет. Весь его служащий персонал - доктор, надзирательница, лазаретная дама - были простые, добрые существа, стоявшие в стороне от институтских интриг; все они обращались с нами участливо и добропорядочно. Доктор прекрасно понимал, что причиною малокровия и лихорадок, которыми воспитанницы страдали в первый год своей институтской жизни, были скудное питание и суровая жизнь, и охотно держал в лазарете слабых здоровьем, а по выходе из него многим прописывал молоко или на некоторое время больничную пищу, - более он ничего не мог сделать. Лазарет, в котором воспитанницы могли выспаться вволю, где они отдыхали душой и телом, спасал многих из них от преждевременной гибели.

Несмотря на крайне неблагоприятные условия институтской жизни того времени, процент смертности среди воспитанниц был сравнительно ничтожен. По словам одного врача, серьезно занимавшегося исследованием причин этого явления, это происходило прежде всего от того, что при самом ничтожном заболевании лихорадкою, головною болью, незначительным расстройством желудка воспитанниц немедленно отправляли в лазарет и укладывали в кровать, - таким образом, в самом начале заболевания мешали дальнейшему развитию болезни. Сильному распространению зараз и заболеваний препятствовали также чистота и опрятность хорошо вентилируемых помещений, регулярная жизнь и строго определенное время для сна и еды, что в сильной степени ослабляло возбужденное, нервное состояние воспитанниц. Но если процент смертности среди воспитанниц был сравнительно невелик, зато было чрезвычайно много болезненных, исхудалых, малокровных и нервных».

Источник: Водовозова Е. Н. На заре жизни.
* * *
* * *

Page 1 of 2

1, 2
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 11:49 am (UTC), toh_kee_tay commented:
ну ничего себе
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 11:55 am (UTC), cephalochordata commented:
Интересно, а дедовщина у них была?
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:23 pm (UTC), sarmata replied:
Бабовщина. :)

Старшие и младшие воспитанницы между собой почти не контактировали.
— On March 27th, 2009 05:48 pm (UTC), the_mockturtle posted a reply · Expand
— On March 28th, 2009 12:18 pm (UTC), sarmata posted a reply · Expand
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 11:56 am (UTC), _tezka commented:
Прямо как в армии )))
К слову, по первому году очень многие чувствовали себя голодными, хотя пищи было более чем достаточно и основная масса набирала вес со страшной силой.
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:01 pm (UTC), michletistka commented:
да, не позавидуешь смолянкам!
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:28 pm (UTC), sarmata replied:
Да, что смолянки, что золушки! :)
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:05 pm (UTC), govorilkin commented:
интересно, а родителям что никто не жаловался?
Всякие гастриты, колиты, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки - это не самая лучшая реклама учебного заведения для благородных девиц.

Впрочем, скотское обращение, тогда было повсеместным, навряд ли кто-то обращал внимание на жалобы "духов бесплотных":(
On March 27th, 2009 12:32 pm (UTC), ex_ex_ex_va replied:
да вряд ли особо жаловались
а деваться-то некуда
по крайней мере их не пороли до беспамятства(хотя это слабое утешение, конечно)
— On March 27th, 2009 02:36 pm (UTC), sarmata posted a reply · Expand
— On March 27th, 2009 02:57 pm (UTC), egorka_datskij posted a reply · Expand
— On March 31st, 2009 09:25 pm (UTC), anton71 posted a reply · Expand
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:06 pm (UTC), maksim_l commented:
хм... мало верится
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:26 pm (UTC), sarmata replied:
Ну почему же! Так же воспитывали британских джентльменов. :)
Надо полагать, что в Николаевской половине, где содержались "сливки", условия жизни были лучше.
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:37 pm (UTC), tanya_silver commented:
Один в один описание приюта из "Джен Эйр" Бронте. Только там, наоборот, высокая смертность была.
[User Picture]
On March 30th, 2009 10:29 am (UTC), lina_nn replied:
подумала о том же
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 12:43 pm (UTC), synedrian commented:
Ну ничего себе. Казалось бы: где Итон, а где Смольный - а везде та же песня.
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 01:23 pm (UTC), dront_edward commented:
А каков смысл такого воспитания? Какими в идеале должны выглядеть выпускницы?
И что толкало родителей на то, чтобы отдавать дочерей в подобные заведения - работа на свой социальный статус?
[User Picture]
On March 27th, 2009 02:14 pm (UTC), sarmata replied:
Как пишет Водовозова, от воспитанниц прежде всего требовали смирения, послушания и точного выполнения предписанного этикета.

"Наше начальство находило это необходимым для того, чтобы воспитанницы сосредоточивали все свои помыслы на развитии нравственных способностей, чтобы приучить их довольствоваться скромною долею".

В общем, идеалом была "скромность и комильфотность".

Многие воспитанницы Александровской половины (в отличие от аристократической Николаевской) происходили из дворянских семей с небольшим достатком (особенно это касается казеннокоштных - обычно сирот).

"Дочь бедных родителей, окончив курс в институте, шла в гувернантки, - это было почти единственное средство заработка для женщины того времени. Она могла быть и учительницей в пансионе, но их было слишком мало, чтобы приютить всех желающих".
— On March 28th, 2009 01:26 pm (UTC), veber posted a reply · Expand
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 01:26 pm (UTC), tin_tina commented:
Не знаю, приходилось ли Вам читать недавно переизданную биографическую повесть Наталены Королевы "Без коріння" - тоже юность в институте благородных девиц, только киевском (начало 20-го века, где-то 1904-1905 г.) Очень, очень похоже на вышеописанное. Учебная программа - составленная во времена незабвенной мадам Ментенон, правда, в институт приглашали в качестве преподавателей лучших киевских музыкантов и художников. Форма - те самые ненавистные декольтированные платья, к которым полагались батистовые пелеринки, совершенно не защищавшие от сквозняков и киевских туманов, при этом постоянное проветривание, подходившее разве для юга Франции. Еда - более-менее такая, как описано, правда, Наталене как страдающей легочными болезнями, позволяли домашнюю пищу. В повести есть даже такая выразительная сцена, как накануне Пасхи измученные постом девушки съедают церковные проскурки, выданные им для поминания усопших родственников. Дополнительно - воспитанницы и воспитательницы, независимо от их собственного вероисповедования, обязаны были отстаивать бесконечные православные богослужения. А самые приятные институтские воспоминания у писательницы тоже связаны с лазаретом. Высшим шиком среди воспитанниц считалось упасть в обморок во время прогулки, после чего такую обморочную отправляли "на отдых" в лазарет.
А насчет жаловаться, так особо не пожалуешься, жалобщицу могли исключить из института. Такая перспектива раз грозила и Наталене, правда, не из-за жалобы, а из-за ссоры с однокласницей. Помогло только то, что ее мачеха, особа очень энергичная, обещала разгласить весь скандал в газетах, как это тихая и смирная монастырская воспитанница превратилась в буйную бунтовщицу!
Языковая ситуация была таковой: один день девушки обязаны были говорить по-немецки, другой - по-французски. За русский не во время урока могли и наказать. Как ни странно, этот запрет не распространялся на "малороссийский": его девушки обязаны были знать, чтобы общаться с прислугой.
[User Picture]
On March 27th, 2009 06:49 pm (UTC), lugovskaya replied:
А эта книга есть в интернете?
— On March 30th, 2009 06:03 am (UTC), tin_tina posted a reply · Expand
— On November 27th, 2010 10:17 pm (UTC), snezhnaja posted a reply · Expand
— On November 28th, 2010 07:33 am (UTC), tin_tina posted a reply · Expand
— On March 28th, 2009 11:42 am (UTC), sarmata posted a reply · Expand
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 01:50 pm (UTC), veber commented:
Ну ничего себе! А смысл?
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 01:55 pm (UTC), brandius commented:
Черт, я и не знал, как туго было моей прабабке. Правда, не исключено, что она была на другой половине.
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 02:00 pm (UTC), kavery commented:
Я сейчас работаю в корпусе, где жили смолянки. Не самый комфортный микроклимат, особенно если топить перстают. А летом холодно круглые сутки
* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 02:26 pm (UTC), dochka_poloza commented:
Я читала книгу "Институтки. Воспоминания воспитанниц институтов благородных девиц" (серия "Россия в мемуарах") куда входили и эти воспоминания Водовозовой. Примерно 2/3 всех "соавторов" книги рассказывают о своей институтской жизни в достаточно негативном ключе. На самом деле там очень большую роль играло социальное расслоение, не смотря на казалось бы общие условия и одежду. Кто подкупит классную даму,тот и будет в фаворитах.

А почему не хотели возвращаться? Девушки, за которых платило государство, стыдились когда приезжали их бедно одетые родители, и им не хотелось возвращаться обратно, в убогую жизнь. Одна из воспитанниц пишет, что моральные и душевные качества девушек сильно искажались. Они отрывались от дома, начинали жить ценностями, сформированными внутри этой среды. Кого освистать, кого подкупить, одежду какого учителя обрызгать духами в знак любви.

Конечно, многое зависело от директора, который был поставлен в тот момент. Делались попытки каких то реформ. Но в целом более страшным было то, что более всего страдало от таких укладов обучение, образование. Силы были направленны скорее на внешнее, нежели на стремление дать девушкам знания. Крахмальный воротник значил больше понятой темы.

В общем, очень рекомендую, кому интересно, почитать. У меня рассеялись все романтические представления о системе женского образования тех лет:))
[User Picture]
On March 28th, 2009 11:45 am (UTC), sarmata replied:
Спасибо! Мне тут еще одну книжку рекомендовали: http://www.dostavka.ru/product_id/5939273


* * *
[User Picture]
On March 27th, 2009 03:36 pm (UTC), bryan88 commented:
ну а прок от такого воспитания был?
* * *

Page 1 of 2

1, 2
* * *

Previous Entry · Leave a comment · Share · Next Entry