?

Log in

No account? Create an account

sarmata


Польская кавалерия в бою под Миром в 1812 г. Часть 1

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *

© Булдыменко П.В., Кузнецов П.Е.
Впервые опубликовано в военно-историческом журнале "Воин" № 10. 2002 г.

Война 1812 года для России стала одной из блестящих страниц в летописи государства. Все эти 190 лет в России, позже в Советском Союзе, да и теперь, упорно создавался и создается Миф об Отечественной войне 1812 года. Многие события той войны освещаются в отечественной историографии тенденциозно, причем совершенно не критически принимаются на веру утверждения участников войны, содержащиеся в рапортах, реляциях и других столь же ненадежных источниках.

Ниже будет рассмотрен один из эпизодов, получивших широкую известность, как первая победа над войсками Наполеона, и описанный в ряде публикаций на основании рапортов атамана войска Донского Платова как бой под Миром, в котором была уничтожена целая кавалерийская дивизия неприятеля. Взглянем на это сражение с другой стороны.

Кавалерийский бой, о котором пойдет речь, произошел 27 июня (9 июля) 1812 года и закончился поражением польской бригады улан. На следующий день, 28 июня (10 июля), сражение продолжилось, и атаманом Платовым была опрокинута польская дивизия улан генерала Рожнецкого. 

Несколько слов о полках, принимавших участие в этих боях со стороны поляков.

Польская государственность была возрождена Наполеоном в 1807 году в виде Великого княжества Варшавского. Формирование польской армии началось на освобожденных от пруссаков территориях на рубеже 1806-1807 гг.

В дивизии Рожнецкого, в каждой бригаде, было по одному старому полку – 2-й и 3-й уланские, и по два полка, сформированных в 1809 году. Новые полки кавалерии образовались из повстанческих отрядов, организованных в  ходе войны 1809 г. как в самом Княжестве Варшавском, так и в австрийской Галиции. Фактически война 1812 г. была для них первой кампанией.

Следует отметить, что все полки кавалерии были усилены до штатной численности лишь к весне 1812 г., а, следовательно, их боеспособность была несколько снижена из-за наплыва мало обученных рекрутов.

В постоянных смотрах и бригадных учениях, проводившихся накануне войны, уделялось много внимания подготовке полков и состоянию материальной части. Результаты зачастую были неутешительными. Не хватало штатных хирургов, медиков, амбулаторий и лазаретов. Как всегда, чувствовалась недостаточность средств на обмундирование, седла и другие потребности конницы. Отмечался и различный уровень подготовки полков. Так, из участвовавших в бою под Миром, 7 полк улан считался в Княжестве Варшавском слабейшим, а 2 и 3 имели очень хорошую репутацию, но зачастую, эскадроны в одном полку были качественно различны. Генерал Домбровский, проведя смотр своей дивизии непосредственно перед войной, отмечал необученность эскадронов действовать совместно. Если к недостатку в снабжении прибавить еще и слабую подготовку офицеров (для привлечения в армию шляхты, офицерские патенты нередко раздавались людям, не имеющим военной подготовки), то образ польской кавалерии перед боевым походом не вызывал оптимизма. Однако поляки были полны энтузиазма и провозглашенная Наполеоном «вторая Польская война» как нельзя лучше отвечала их патриотическим целям – возрождение Польши в старых границах.

Уланские полки, разбросанные по различным корпусам Великой армии, с первых дней войны находились в авангарде войск императора и были серьезными противниками для арьергардов неприятеля. С момента переправы Великой армии через Неман Наполеон стремился вклиниться между двумя русскими армиями и разгромить их по одиночке. Барклай де Толли и Багратион в свою очередь стремились этому воспрепятствовать и, отступая, искали способы для соединения. Королю Вестфальскому Жерому, а позже маршалу Даву, была поручена задача по энергичному преследованию Второй Западной армии князя Багратиона. В авангарде их войск продвигался четвертый корпус резервной кавалерии графа Латур-Мобура, в распоряжении которого находилась кирасирская дивизия барона Лоржа, вестфальская бригада Хаммерштейна (из состава 8 корпуса – 1 и 2 гусарские полки), польская дивизия улан генерала Рожнецкого и дивизия легкой кавалерии Каменьского (1 и 5 полки конных стрелков, 13 полк гусар и 12 полк улан), прикомандированная из состава пятого польского корпуса. В результате, только польской кавалерии в составе 4 корпуса было 11 полков (один из них кирасирский, 2 конных стрелков, один гусарский и 7 уланских полков). Всего же в Княжестве Варшавском было 16 полков кавалерии, из них 10 уланских.

Элитная рота 16-го уланского полка. Худ. Ян Хелминский


На 1 июля 1812 г. польские полки, участвовавшие в сражении, насчитывали в шеренгах:

4 дивизия легкой кавалерии генерала Рожнецкого
29 бригада легкой кавалерии генерала Турно
3 уланский полк. 3 эскадрона, 26 офицеров, 632 улана.
15 уланский полк. 3 эскадрона, 31 офицер, 697 улан.
16 уланский полк. 3 эскадрона, 31 офицер, 657 улан.

28 бригада легкой кавалерии генерала Дзевановского
2 уланский полк. 3 эскадрона, 25 офицеров, 571 улан.
7 уланский полк. 3 эскадрона, 33 офицера, 639 улан.
11 уланский полк. 3 эскадрона, 27 офицеров, 524 улан.

Вечером 26 июня (8 июля) расположение полков Латур-Мобура было следующим:
-бригада Дзевановского и дивизии Каменьского и Лоржа сосредоточились в Новогрудке;
-бригада Турно достигла Корелич, в 21 версте от Новогрудка по Несвижской дороге;
-бригада Хаммерштейна находилась у Веселова, в 13 верстах к северу от Новогрудка, наблюдая по дорогам на Ивье и Любчу.

Кавалерия Рожнецкого, выдвинутая вперед еще до начала общего выступления войск из Гродно, оставив свою конную артиллерию в тылу, делая сравнительно небольшие переходы и находясь в авангарде, была поставлена в лучшие, сравнительно с другими полками Латур-Мобура условия движения и довольствия. Подъем духа по переходе через границу, благодаря речи начальника дивизии, произнесенной в торжественной обстановке, был во всех полках очень сильный. Непрерывное отступление русских войск, захват нескольких отсталых и мародеров, взятие брошенных повозок при увлекающемся характере поляков возбудили в них самоуверенность и пренебрежение к противнику. Дело дошло до того, что старшие офицеры бригады Дзевановского по прибытии в Новогрудок явились к своему дивизионному командиру с претензией, что он предпочитает им бригаду Турно, которая, будучи постоянно назначаема в авангард, уже пожинает лавры, в то время как их полки только идут сзади.Прочие кавалерийские подразделения Латур-Мобура находились в гораздо худшем положении. Чтобы избежать глубокого эшелонирования, они были вынуждены совершать усиленные переходы, что при отсутствии зернового фуража отрицательно сказывалось на конском составе, – переход на травяное довольствие при усиленной работе приводил к ежедневному падению нескольких лошадей в каждом полку.

Особенно тяжело приходилось кирасирам Лоржа, – прибыв вечером 26 июня в Новогрудок, он на следующий день донес Латур-Мобуру, что артиллерия его по причине чрезмерного утомления лошадей не в состоянии продолжать движение на следующий день.

Латур-Мобур на 27 июня отдал следующие приказания:
- Дивизии Рожнецкого занять Мир (24 версты от Корелич) и выслать разъезды ближе к Несвижу;
- Дивизия Каменьского с конной батареей из дивизии Рожнецкого должна была перейти в Кореличи и служить поддержкой Рожнецкому;
- Дивизия Лоржа должна была остаться в Новогрудке;
- Бригаде Хаммерштейна указано перейти из Вселюбова в Валевку (29 верст) и разведать местность на правом фланге в направлении Молчад и Цирин.

Платов, прикрывая отступление армии Багратиона на Несвиж и достигнув Мира, 26 июня получил предписание главнокомандующего удерживать Мир и только в случае значительного превосходства сил противника отступать на Несвиж.

В самом местечке находился один казачий полк, а остальные части своего корпуса Платов скрытно расставил в роще Яблоновщина, южнее Мира. Атаман Платов располагал 27 июня (9 июля) около 5,5 тыс. сабель. Непосредственно в своем распоряжении под Миром он имел 2600 сабель (5,5 казачьих полков) и 12 орудий. Это были: ½ атаманского, Перекопский татарский, Ставропольский калмыцкий, Башкирский, Иловайского 5-го, Сысоева 3-го полки, а также 2-я Донская конно-артиллерийская рота. На расстоянии около 30 км на север в окрестностях Щвеженя для открытия связи с генералом Дороховым стоял во главе 1600 сабель генерал Кутейников (½ атаманского, Симферопольский татарский, Грекова 18-го и Харитонова 7-го полки).

На запад от тракта Кореличи – Мир генерал Карпов наблюдал второстепенные дороги из Новогрудка на Несвиж с полками Карпова 2-го и Денисова 6-го и присоединившимся позднее полком Андрианова 2-го, всего 1300 сабель. 

Под Мир атаман Платов послал полк Сысоева, дав ему приказ устроить засаду и задержать передовой отряд противника.

Остальные казачьи полки частично были высланы Платовым в разных направлениях, а частью находились при главных силах второй армии. Из их числа три полка (Краснова 1, Иловайского 10 и Иловайского 11) присоединились к Платову в течение ночи и приняли участие в бою 27 июня. Диспозиция, выбранная атаманом Платовым, была следующая: главные силы он разместил в небольшой роще перед деревней Симаково в пяти верстах к югу от Мира. В самом местечке расположен был один полк, а полку Сысоева было приказано организовать засаду и завлечь в нее неприятеля. 

Сысоев разделил  свой полк на три группы. Перед  Миром он поставил в зарослях две сотни, по одной с каждой стороны дороги, идущей от Мира до Корелич, остальную часть полка на дороге Мир – Несвиж, в предполье выслал небольшие патрули, которые доходили до Пясечно.

Донские казаки в 1812 г.

Местечко Мир, расположенное на левом берегу речки Мирянки, представляло собой довольно многочисленное скопление домов, преимущественно деревянных, населенных цыганами, татарами и евреями. На правой стороне речки высились развалины старого замка князей Радзивиллов, возле которого был небольшой лес и остатки парка. При выезде из местечка был мост, за которым расходились две дороги. Одна из них на северо-восток до Минска, другая на юг через Несвиж и Слуцк до Бобруйска. Эти дороги тянулись вдоль болотистых местностей и даже, вероятно, представляли собой плотину, которая лишь на расстоянии 1 км от моста переходила в дорогу. В 5 верстах от Мира по правой стороне дороги Мир – Несвиж находилась деревня Симаково. От той деревни до берега реки Мирянки тянулись луга, переходящие в долину, заросшую густым кустарником. Прямо перед деревней дорога была заслонена небольшим, но густым лесом. Влево от дороги тянулись обработанные поля, которые на горизонте поднимались, образуя два холма.

Следуя в голове бригады, 3 полк улан рано утром 27 июня (9 июля) двинулся по направлению на Мир, имея ложные сведения о силе неприятеля, полученные от местных евреев. Все три эскадрона полка следовали один за другим. За ними шли остальные силы бригады Турно- 15 и 16 полки. Далее генерал Рожнецкий с бригадой генерала Дзевановского.

Когда шедший впереди эскадрон улан шефа Суминьского обнаружил казачью заставу, та стала отходить к местечку, потеряв нескольких человек пленными. В пылу преследования поляки ворвались в Мир, где на южной окраине казачья застава совместно с полком, находившимся там, сама перешла в наступление и оттеснила противника к западной окраине местечка. Тут уланы были усилены остальными двумя эскадронами полка и сами начали атаковать казаков. Те отступили к южной окраине, где неожиданно для поляков обнаружились остальные полки корпуса Платова. Казаки, численно превосходя противника раз в пять, отважно атаковали 3-й полк улан. Засадные сотни в это время подключились к атаке, и уланы оказались окруженными. Командир 3 полка улан был вынужден пробиваться, и ему это удалось, но отступление его обратилось в бегство. Дикий вид казаков, их пронзительные крики и вой подействовали на молодых солдат, в значительной части состоявших из рекрутов и в первый раз участвовавших в бою. Казаки опрокинули улан. Части полка удалось пробиться, остальные же были рассеяны. 

Генерал Турно направил на помощь три эскадрона из 15 и 16 полков. Появившееся подкрепление остановило казаков, но, удостоверившись в слабости находившихся перед ним сил, атаман Платов пошел в решительное наступление. Бой возобновлялся, эскадроны бросались в атаку, но, в конце концов, уланы не выдержали дружной атаки сильнейшего численно противника и после горячей сшибки были опрокинуты. Турно отвел свою бригаду за плотину. Большая часть улан благополучно переправилась через плотину за реку,  но некоторые были прижаты к заболоченному берегу, причем большинство лошадей завязло, и их всадники отчаянно отбивались, но были либо переколоты, либо взяты в плен. 15 полк улан встал в передней страже, эскадроны 3 и 16 полков были собраны Турно и отведены в Турец.

Первый день боев под Миром, 27 июня (9 июля) 1812 г. Схема П.В. Булдыменко


Рожнецкий, выступив рано утром из Новогрудка с бригадой Дзевановского, встретил у Корелич отступавший обоз бригады Турно и остановился в ожидании разъяснения положения дел. Только получив донесение Турно о происшедшем и о том, что его бригада уже в безопасности стоит в Турце, он продолжил движение и, соединившись с 3 и 16 уланскими полками, продвинулся до Пясечны. Сражение носило ожесточенный характер, и как пишет генерал Колачковский: «полки 3 и 16 не менее 40 раз бросались в атаку на неприятеля и покрыли себя славой... Полк 3 улан более всех атаковал; полковник Радзиминьский был ранен».

Генерал Казимеж Турно (1778-1817)

В этом бою действовало более 3,5 тысяч казаков и около 1300 польских улан. Потери бригады Турно точно установить никогда не удастся. Различные источники приводят совершенно разные цифры, но, несомненно, урон был значительным. Генерал Колачковский называет 200 человек выбывших из строя. Отечественные историки насчитали 8 офицеров и 348 солдат убитых, раненых и попавших в плен (6 офицеров, из которых двое - эскадронные командиры, и 250 улан, только попавших в плен). Но Платов в своих реляциях сообщает о полном уничтожении всей бригады (которая весь следующий день сражалась с его корпусом) и захвате в плен полковника Радзиминьского. 27 числа он отправил в главную квартиру 3 пленных офицеров, а 28 числа еще 3 офицера и 212 нижних чинов. Кроме того, ночью с 27 на 28 июня умерло от ран 30 нижних чинов.  Латур-Мобур в своем рапорте Жерому определяет потерю в 3 и 16 уланских полках в 8 офицеров, 65 раненых и 80 убитых и пленных нижних чинах. Тем не менее, наиболее сильно пострадавший, 3 полк продолжил поход и доблестно сражался под Бородино. О потерях со стороны казаков достоверных сведений нет. Наиболее часто в отечественных источниках указывают 25 человек убитых и раненых, заявленных в рапорте Платова, что вызывает сомнения, учитывая, что атаман доносил Багратиону об ожесточенном характере боя. Казаки действовали в этом бое энергично, активно атакуя всеми силами неприятеля. Имеющаяся у Платова конная артиллерия так и не была введена в дело, так как атаман рассудил, что и без того превосходит в несколько раз противника. Действия Суминьского и Радзиминьского обнаружили с их стороны много запальчивости и неосторожности. Нужно все же отдать должное мужеству поляков, с которым они сражались – большинство пленных было переранено. Препровождая в главную квартиру армии взятых пленных, Платов писал Багратиону: «что все они переранены, то это от того, что по упорству их, до тех пор пока не собьют с лошади, они не сдавались».

Дело казаков Платова под Миром 27 июня (9 июля) 1812 г. Худ. В.В. Мазуровский


(Окончание следует)

 

* * *
* * *
[User Picture]
On April 9th, 2007 04:13 pm (UTC), sofiamor commented:
Какие знакомые места :) Но статью не осилила, прошу прощения. Заинтересовало - что-то разве Мирский замок тоже был Радзивилловским? Наверное, да...
[User Picture]
On April 10th, 2007 04:43 am (UTC), sarmata replied:
Да, но к тому времени (1812) он был необитаемым, полуразрушенным.
On November 15th, 2008 08:24 pm (UTC), aleksei_76 replied:
Бой под Миром
Классная статья!Меня еще интересует генерал Лорж есть что по нему.
On November 18th, 2008 11:16 am (UTC), aleksei_76 replied:
Re: Линейная пехота
Добрый день Sarmata хочу узнать интересуешся ли французской линейной пехотой Наполеоновские войны?
* * *

Previous Entry · Leave a comment · Share · Next Entry